Использование для обмана состояний любви и ревности. Любовь, секс

 

женский сайт:
главная
здоровье
дом, очаг
мода, красота
рецепты
любовь, секс
дети
сонник
гороскоп
непознанное
картинки
статьи
опросы
написать нам
поиск
рекомендовать
карта сайта
женский календарь

индивидуальный календарь менструальных циклов для женщин скачать бесплатно

© Copyright
2008-2017 coollady женский сайт

Coollady - женский сайт

Любовь, секс
Использование для обмана состояний любви и ревности.
Влюбленный человек отличается от людей, не обремененных положительными эмоциями. Он смотрит на мир, а в особенности на предмет своей любви сквозь «розовые» очки, через призму своего чувства.
К сожалению, этим могут воспользоваться нечестные люди, и случаев таких в истории описано много. Один из них, пожалуй, наиболее знаменитый, послуживший основой для фильма («Царская охота», относится к времени царствования императрицы Екатерины II.
Чувствуя незаконность своего нахождения на российском престоле, Екатерина II всегда была настороже, ожидая действий возможных претендентов на российский престол. Когда из-за границы пришла весть, в Италии находится молодая, красивая авантюристка, которая выдает себя за дочь Елизаветы Петровны, Екатерина II приказала графу А.Орлову схватить ее и доставить в Россию. Граф Орлов сумел внушить «княжне Таракановой» любовь к себе, после чего пригласил ее на российский корабль и обманом доставил в Россию. Там она была посажена в Петропавловскую крепость, где вскоре и умерла.
Другой пример, уже из французской истории, показывает, что и мужчины не застрахованы от такого вида обмана. Когда Наполеон в 1804 году захотел преподать сторонникам короля жестокий урок, он выбрал для этого молодого бурбонского принца, герцога Энгиенского. Его надлежало выкрасть из Бадена, где он тогда проживал, и доставить во Францию, где он был обречен на смерть в назидание другим роялистам.
Выполнить эту операцию поручили восходящей звезде французского шпионажа Карлу Шульмейстеру, и тот первым делом изучил все привычки и слабости принца. Оказалось, что герцог Энгиенский любил одну молодую женщину, жившую в Страсбурге, которую частенько навещал. Шульмейстер сразу же послал в Страсбург своих помощников, которые схватили ее и доставили в пограничный город Бельфор. Для ареста была придумана какая-то убедительная причина, связанная с нарушением паспортного режима. Затем он написал подложное письмо принцу от лица его любовницы, в котором она якобы умоляла принца вызволить ее из неожиданного заточения. Ослепленный любовью герцог Энгиенский бросился в Бельфор, надеясь подкупить тех, кто арестовал ее, и вызволить свою любимую. Однако он был тут же схвачен и спешно доставлен во Францию. Через шесть дней по сфабрикованному приговору военного суда молодой герцог был расстрелян, а Шульмейстер за проведенную операцию получил огромное вознаграждение.
Возникающее у мужчин чувство влюбленности в сочетании с чувством жалости или желанием проявить себя «настоящим мужчиной» используют криминальные элементы для «наезда» на любвеобильных «джентльменов». Анатолий Барбакару в книге «Записки шулера» так описывает технику подобного мошенничества:
«Хлопцы, из наших ресторанных кидал, специализировались на штрафах. Их подруги строили глазки фраерам. Взглядом выводили на улицу, просили увести отсюда. От этих ужасных людей. Потом похитителя штрафовали на две-три тысячи, иногда больше».
Несмотря на достаточный опыт в сфере криминального бизнеса, на эту удочку однажды попался сам Барбакару.
«Я вляпался, — пишет он. — Хороша стерва была. Какая-то совсем уж невинная, с круглыми-круглыми глазами испуганными. Увез ее. Поздно ночью нашли меня свои, из игроков. Вразумили, что к чему».
Так что, уважаемые читатели, если где-нибудь в ресторане красотка за соседним столиком будет умолять вас о свидании красноречивым взглядом, задумайтесь, какую роль вам предназначено сыграть в этом спектакле. И кто там будет режиссером.
Вовенарг писал: «Страсти чаще впадают в ошибки, нежели здравое суждение, по той же причине, по какой правители чаще ошибаются, нежели подданные». За любовью, как правило, следует ревность, вызывающая эмоции не менее сильные, чем ее первопричина. Порой она с такой силой охватывает душу человека, что доводам рассудка уже трудно бывает достучаться до его разума. И опять находятся люди, умеющие играть на этой форме сладко-горького безумия, получая свой интерес.
И вновь мы обращаемся к Джованни Боккаччо и его «Декамерону»:
«В Неаполе жил когда-то молодой человек по имени Ричардо, принадлежавший к знатному роду. И несмотря на то что жена у него была молодая и пригожая, полюбил другую, по красоте не имевшую себе равных во всем Неаполе. Звали ее Кателлой, и была она замужем за другим, не менее родовитым молодым человеком по имени Филиппелло, которого она, будучи верной женой, любила и лелеяла. Так вот, Ричардо, всеми возможными средствами, старался заслужить благосклонность и любовь Кателлы, однако нимало в том не преуспел и был на краю отчаяния. И вот, когда он изнывал от своей безответной любви, родственницы стали его уговаривать выкинуть из головы мысль о Кателле: ничего, мол, у него не выйдет, Кателле никто, кроме Филиппелло, не нужен, она его ревнует даже к птицам, пролетающим мимо него. Услышав, что Кателла ревнива, Ричардо живо смекнул, как ему достигнуть желанной цели, но притворился, что, утратив всякую надежду на взаимность, обратил взоры на другую знатную даму. Он начал проявлять к ней всякие знаки внимания, так что через некоторое время все неаполитанцы укрепились в мнении, что он сменил предмет своей сердечной привязанности. Да и Кателла уже не дичилась его, как прежде, когда он преследовал ее своею любовью, — теперь она по-добрососедски приветствовала его, как всех прочих.
И вот, оказавшись на каком-то празднике поблизости от Кателлы, Ричардо, как бы между прочим, намекнул ей, что ее муж Филиппелло развлекается на стороне. Кателла же, внезапно возревновав, загорелась желанием узнать, что имеет в виду Ричардо. Тогда Ричардо отвел ее в сторонку, чтобы их не подслушали, и начал так: «Сударыня, когда-то я горячо любил вас, и ваш супруг, наверное в отместку, решил склонить на любовь мою жену. С некоторых пор он тайно шлет ей письмо за письмом, но она мне все рассказала и писала ему ответы под мою диктовку. А сегодня я застал у супруги некую женщину — оказывается, Филиппелло зовет мою жену на тайное свидание в бани. Я понял, что дальше молчать нельзя, и решил все вам рассказать. А чтобы вы не думали, что это небылицы, я приказал жене написать ответ, что она придет завтра в два часа пополудни в бани для встречи с вашим супругом. Я, конечно же, не собираюсь посылать туда свою жену, но на вашем месте я бы подстроил так, чтобы он принял вас за ту, кого он будет там ждать; а вы, побыв там некоторое время, отчитали бы его со всей строгостью. Полагаю, что поступив таким образом, вы его так устыдите, что оскорбление, которое он собирается нанести вам и мне, будет отомщено.
Кателла, как и свойственно ревнивым, забыла, кто все это говорит, и не разглядела подвоха — она тотчас всему поверила, сопоставила с этим некоторые случаи, имевшие место в прошлом, и, воспылав гневом, ответила, что так и сделает, и так его устыдит, что он будет вспоминать о том всякий раз, когда ему захочется поглядеть на женщину.
Тогда Ричардо отправился к одной женщине, державшей бани, и та приготовила одну темную комнатку без окон.
Меж тем Кателла, выслушав Ричардо и слепо ему поверив, вне себя от возмущения возвратилась вечером домой, а Филиппелло в тот день был занят своими мыслями и случайно не обнаружил той радости при ее появлении, которую обычно проявлял. Это и вовсе показалось ей подозрительным. «Уж верно, на уме у него та женщина, с которой предстоит ему завтра веселиться и наслаждаться, — сказала она себе. — Ну да не бывать же этому!» И всю ночь Кателла думала только о том, что она ему скажет после того, как побудет с ним.
На следующий день она отправилась в бани, и хозяйка провела ее в ту темную комнатку, где ее уже поджидал Ричардо. При виде Кателлы Ричардо заключил ее в объятия. Она, войдя в роль, обняла его и поцеловала, и все это молча, чтобы не выдать себя. Ричардо подвел даму к кровати, и на ней они весьма долго пребывали, от коего пребывания одна сторона получила больше удовольствия и наслаждения, нежели другая.
Когда же Кателла решила, что пора ей излить свое тайное негодование, то в порыве ярости воскликнула: «Как ты думаешь, с кем ты провел время? Я Кателла, а не жена Ричардо, бессовестный изменщик! Бедная я! Кого же я столько лет любила? Вот этого окаянного пса, который, полагая, что держит в объятиях другую, за короткое время подарил мне больше ласк и любви, нежели за все годы, что я принадлежала ему. Нынче ты был в ударе, шелудивый пес, а дома ты немощный, истощенный и слабосильный.
Тогда Ричардо, сдавив ее в объятиях так, чтобы она не смогла вырваться, обратился к ней с такими словами: «Не гневайтесь, душенька! Амур научил меня добыть хитростью то, чего я не мог добиться обычным путем: я ваш Ричардо».
Услышав эти слова и узнав голос, Кателла хотела было вскочить с постели и закричать, но Ричардо зажал ей рот рукой. «Сударыня, — снова заговорил он. — Что между нами было, того не поправишь. Если вы закричите, то ваша честь будет опорочена, так как люди скорее поверят мне, что вы прельстились на деньги и подарки, которые я вам предложил в обмен на это свидание. А во-вторых, скандал приведет к тому, что мы с вашим мужем будем драться, и или он убьет меня, или я — его, от чего вам не будет ни радости, ни пользы. Итак, моя ненаглядная, смиритесь, ибо на этот дерзкий поступок меня толкнула только любовь к вам, которую я готов подтвердить всеми возможными способами». И он принялся ее всячески улещать и умасливать, и так просил, заклинал и ласкал, что через некоторое время она сдалась и помирилась с ним. Как скоро она познала, насколько поцелуи любовника слаще поцелуев мужа, ее суровость по отношению к Ричардо уступила место нежной любви. С того дня они еще не раз встречались, получая от этих встреч взаимное удовольствие».
По-видимому, самой старой историей, где ревность служит поводом для обмана, является легенда о гибели могучего Геракла. Ведь этого богатыря, полубога, победившего много страшных чудовищ, сразила, пусть и случайно, женская ревность.
Дело было так. У него была жена Деянира и возлюбленная Иола. Однажды кентавр Несс попытался посягнуть на честь Деяниры, но был убит Гераклом при помощи отравленной стрелы. Умирая, он дал Деянире коварный совет: собрать его кровь, которая якобы поможет ей удержать любовь Геракла. Та, мучимая ревностью и боясь, чтобы Геракл не ушел к Иоле, пропитала кровью Несса хитон и послала его мужу.
Она не знала, что для своих стрел Геракл пользовался сильнейшим ядом Лернейской гидры, который очень долго сохранял свою разрушительную силу. Надев на себя присланный женой хитон, великий Геракл умер, а Деянира в отчаянии пронзила себя мечом.
Дата публикации: 23.02.2008
Прочитано: 7064 раз
[ Назад | Начало | Наверх ]
.


Powered by SLAED CMS © 2005-2007 SLAED. All rights reserved.